222
Награды и звания
Коттеджный поселок комфорт-класса
Главная  |  Карта сайта

Офис продаж

Адрес: г. Москва, 1-я ул. Энтузиастов 3
Наш телефон: 8(495) 256 09 99
E-mail: 9376696@cherry-sad.ru
Схема проезда в офис
Схема проезда в поселок

НАШИ ПОСЁЛКИ:

Инициатор проекта Третий Рим
 

Вишневый в СМИ

Поговорку – глаза боятся, а руки делают, можно отнести ко мне на 100%

Свой путь в Издательском Доме «Третий Рим» героиня беседы, Людмила Фефелова, начала как начальник юридического отдела.

Какими именно юридическими вопросами вы занимались?

В первую очередь это авторские права. Затем — вопросы, связанные с печатной продукцией. Потом шли вопросы, связанные с собственностью компании. Например, компания владеет каким-то помещением, значит, происходит оформление его в собственность, оформление договора аренды земли и возникают вопросы, связаные с ипотеками, залогами и кредитами, потому что собственники среднего и малого бизнеса часто работают на кредитных деньгах. Следовательно, что закладывают в кредит? Недвижимость.

Кроме того, мои сотрудники могли прийти за любой консультацией, потому что я юрист по всем направлениям. Если есть свой юрист, почему бы не посоветоваться?

Почему вы решили сменить сферу деятельности?

Я не пыталась ее менять. Я хотела поменять только направление в юриспруденции. К тому моменту я уже три года занималась авторскими правами, кредитами и ипотеками, и выработала весь свой ресурс в Издательском Доме. Это был «профессиональный потолок». Поэтому я приняла решение уйти в банковскую сферу. И вот тут-то учредители предложили мне заняться земельными вопросами. Это было для меня ново — я знала только теорию, ведь раньше не было практики оформления земли в собственность. И вдруг, земельные отношения в юриспруденции стали очень актуальны — меня просто жег интерес!

Кроме того, создавались новая компания и новая команда. И мне хотелось понять — смогу я или не смогу, хотелось еще раз убедиться в своих силах.

А какие задачи перед вами стояли изначально?

Началось все с того, что учредители приняли решение купить землю и заниматься строительством, так как загородная недвижимость сейчас очень актуальна Что строить, как, в каком объеме и направлении? Этого никто не знал. И когда я приняла решение, что остаюсь, мне перво-наперво нужно было организовать и провести очень грамотную юридическую сделку по земле. Приобрести землю так, чтобы потом не понести никаких убытков и потерь.

Во-вторых, нужно было исследовать рынок, чтобы понять, что делать с этой землей. Понять в какой нише мы находимся, в какой ценовой категории, что можно построить и как. Я проводила непрофессиональное маркетинговое исследование. Сама, своими способами. Конечно, я очень много делала непрофессионально, где-то месяц-полтора я все узнавала, ездила, у меня было много встреч, самых разных, но появился результат — необходимая информация.

После этого встала задача о создании команды. Я прорабатывала, специфику команды, расставляла приоритеты: вот без этих специалистов я однозначно не справлюсь, а эти могут работать со мной на аутсорсинге — это тоже делалось на внутреннем понимании команды. А потом уже нужно было, чтобы мое внутреннее понимание еще и дало результат.

Не боялись не справиться или сильно ошибиться?

Нет. Вообще, по жизни я многого боюсь… Страх присущ мне, может быть оттого, что такова женская натура, но желание у меня настолько велико, что оно перебарывает страх. И поговорку — глаза боятся, а руки делают, можно ко мне отнести на 100%. Потому что я очень много боюсь, накручиваю себя, но потом беру и делаю. И делаю даже с большим результатом, чем я могла ожидать от самой себя.

И потом, все новое — захватывает. В этом проекте я с февраля 2006 года и я настолько им захвачена — как будто морская волна меня поглотила и я вся там, я растворена в этом проекте. Это так живо! На этой волне я просто беру и делаю. И все получается. В жизни нет ничего невозможного. Это не слова. Это живая позиция.

В момент получения предложения от учредителей насколько Вам была знакома сфера деятельности, которой Вы собирались заниматься?

Абсолютно незнакома. Это был чистый лист. Формат листа 23 Га земли в Калужской области. Ты берешь его и начинаешь с ним что-то делать — заходить справа, слева, читать законы и собирать информацию. Ты делаешь то, чем раньше никогда не занимался. И получаешь то, чего раньше никогда не имел. Формулу успеха на некогда белом листе, в когда-то незнакомой области.

А какие новые знания, помимо знания земельного законодательства Вы приобрели? Наверняка, уровень руководства стал сложнее?

Да, мне сразу пришлось повышать уровень руководства, потому что коллектив подобрался разноплановый — от людей искусства до чистых практиков. Так случилось оттого, что люди подбирались для решения нестандартной задачи — не «построить-продать поселок», а создать. Создать собственный живой и успешный проект. И мы его создали.

Разные специфики общения и руководства совершенно разными людьми — от творческих архитекторов, черпающих вдохновение в небе, до сверх-практичных специалистов службы продаж — это было новым. Как и получение генеральной лицензии на строительство, без которой невозможно вести деятельность. Если подвести черту, то новым было все — от теории до практики. От управления командой до решения практических задач.

Вы не боялись говорить сотрудникам, что Вы не специалист в этом деле?

Нет, не боялась. Вместе с тем, что я озвучивала, что я не специалист в этом деле и, работая юристом, перешла в это направление, я давала понять, что у меня очень много информации по специфике деятельности любого сотрудника, занятого в проекте. И у меня есть с кем проконсультироваться. До сих пор мои сотрудники знают, что я могу проверить любую цифру, любую запятую в проекте. А то, что я возложила на них большие надежды, прельщает всех их. Всем кто сейчас работает со мной, поразительно интересно расти вместе с компанией, создавая свой собственный проект.

Насколько Ваш переход из одного статуса в другой изменил Ваше отношение к сотрудникам? Может быть, Вас чему-то научили Ваши сотрудники?

Согласно японской притче «человек человеку не враг, человек человеку не друг, человек человеку — учитель». Я очень многое взяла от своего коллектива, и я очень многое им дала. Моя тактика немного изменилась с начала работы, но неизменным осталось то, что в первую очередь я стремлюсь поддерживать командный дух и состояние «покоя в семье» внутри проекта.

Если поговорить сейчас с каждым сотрудником, то практически все они озвучат, что здесь у них — семья, здесь их понимают, здесь им интересно и просто хорошо, как в каждой семье. И эта семья растет и работает вместе с проектом.

Что изменилось в Вас, как в руководителе? Может быть, ваши привычки?

Изменились привычки, изменился весь образ жизни. Вместе со сменой должности, я начала получать второе высшее образование по специальности «Управление проектами», потому что посчитала, что практика должна быть подкреплена теорией. Это огромное количество информации, поэтому свободного времени у меня практически не осталось. Хотя большой объем информации — это величина неизменная, в юриспруденции его было не меньше, изменился, скорее, характер информации. Изменилось количество контактов со специалистами в разных областях — с большого на очень большое. Резюмируя — моя жизнь изменилась, не резко, не кардинально, но значительно.

В чем для Вас главное отличие между предыдущим и этим местом работы?

Кардинальным изменением был переход с чистой непыльной кабинетной работы на стройку. Это вызвало большое удивление родных: «Как молодая женщина может возглавлять строительство?» А я меняю модные туфли на валенки или калоши в «Вишневом», потому что мне лично нужно побыть на объекте и посмотреть, как ведется строительство. Года три назад, читая какой-нибудь договор, я никогда бы не подумала, что буду в такой ипостаси. Сейчас я очень горжусь тем, что произошло.

Строительство — это мужская сфера деятельности. Подрядчики, строители, прорабы — все, в основном, мужчины. Как они реагируют, когда приходит женщина и говорит «Нет, Вы здесь неправы»… Как они относятся к этой женщине?

Когда я начинала руководить строительством, о вопросе полов я не думала. Позже я начала задумываться о том, что я, женщина, руковожу не только строительством, но и мужчинами в этом строительстве… И я нахожу компромисс и приношу какие-то результаты. Это тяжело. Но это понимаешь только потом, когда анализируешь прошедшие события.

У мужчин я многое узнаю, но узнаю ненавязчиво, чтобы человек не подумал, что я неграмотная, некомпетентная в его вопросе женщина. Я создаю такую ситуацию, чтобы человек рассказал мне что-то о деле и рассказал с интересом. Эту информацию я впитываю и если она грамотная, могу ее потом применить. Это мой конек. Еще я часто разряжаю ситуацию, добавляю в нее мягкости — улыбкой, добрым словом — чисто по-женски. У мужчин даже возрастает интерес к работе. Но где-то я очень строга. Таким образом, я адаптируюсь к текущему моменту — где-то веду себя мягко, тихо, а где-то могу сказать что-то в приказном тоне…

Но, в большей степени, я сейчас могу дать фору рядовому мужчине: например, когда возник вопрос о том, покупать ли мне квартиру или строить дом, я была против дома. И когда один из учредителей спросил меня о причине отказа от дома, я ответила, что я одна, я женщина, как мне его строить? Он спросил: «А чем ты отличаешься от мужчины?» Такой вот глупый, наивный вопрос…И я ответила: «Кроме физиологии — ничем». Ведь я могу рассказать все о том, как должен быть построен дом — от фундамента до кровли. Я в этом разбираюсь.

Сколько Вам потребовалось времени, чтобы освоить новое место в новом бизнесе? И сколько вообще для этого нужно времени?

Бизнес бизнесу — рознь. Освоение нового бизнеса вообще нельзя загнать в какой-то масштаб. Для каждой бизнес-единицы — свое время. Для каждого человека — свое. Говорить, что я полностью освоила новый бизнес и щелкаю его задачи как орешки я смогу сказать только тогда, когда проект «Вишневый» будет сдан, к поселку будут подведены все коммуникации и его заселят люди, будут жить там и радоваться. Вот тогда я действительно скажу, что для меня это просто как «раз и два».

Ваш рецепт успеха?

Быстро и накрепко впитывать все новое. И сразу выдавать все «в дело». Пусть глаза боятся — руки сделают все.